В январе 1995 г. правительственная газета «Российские вести» издала Справочник областей, республик, краёв и округов РФ. Автор — доктор исторических наук Георгий Вачнадзе. Предисловие написал главный редактор «Российских вестей» Валерий Кучер. Отрывок из книги.

Заказать демеркуризацию в Питере

В январе 1995 г. правительственная газета «Российские вести» издала Справочник областей, республик, краёв и округов РФ. Автор — доктор исторических наук Георгий Вачнадзе. Предисловие написал главный редактор «Российских вестей» Валерий Кучер. Отрывок из книги.

Свердловская область. Центр— г.Екатеринбург (до 1990 года — Свердловск).

Один из старейших русских городов звался в течение нескольких десятилетий от Сталина до Горбачева — Свердловск. Сейчас городу вернули прежнее название, но Свердловская область так и осталась. Екатеринбург известен миру тем, что здесь по приказу Ленина были расстреляны в 1918 году 19 членов императорской фамилии с детьми всех возрастов. В подвале дома Ипатьевых уничтожили отрекшегося от престола самодержца России Николая П. Даже прислугу его, и ту не пощадили. Это варварское и бессмысленное преступление как бы задало масштабы последующего красного террора и ответных жестокос-тей белого воинства в гражданской войне (13 млн. погибших) в России, да и в последующей истории СССР.

Свердловск дал миру тех, кто реально правил Россией в первой половине 90-х годов: президент Ельцин и его ближайшие сотрудники Бурбулис, Лобов, Петров, Осипов (президент РАН), пятерку самых известных преступных авторитетов страны.

В Свердловске заложником у Сталина провел предвоенные 30-е годы некий Елизаров, молодой журналист, родной сын китайского лидера Чан Кайши, сам ставший затем на Тайване президентом Цзян Цзинго и «архитектором экономического чуда» в этой стране-острове.

В небе над Свердловском 1 мая 1960 года советской ракетой был сбит разведывательный самолет «У-2». Летчик Пауэре остался жив и вскоре вернулся в США; десяткам его соотечественников, чьи самолеты-разведчики сбивались над СССР везло меньше, они или гибли, или пропадали без вести, никто о них никогда ничего уже не слышал. Хрущев очень гордился поимкой Пауэрса и хвастал об этом на весь мир. Это было одно из событий века. Но и в 1994 году мир не знает ничего ни о судьбе останков Николая II и его семьи, ни о сбитых американских летчиках: оба сюжета до сих пор засекречены в «особых папках» Политбюро, как тайны первостепенной государственной важности.

Свердловская область — большой промышленный регион на Северном и Среднем Урале, прихватывающий также часть Западно-Сибирской равнины. Среди населения значителен процент башкир и татар. Сельское хозяйство слабое, зато на «оборонку» работают все крупные промышленные предприятия.

В Екатеринбурге, 1,5-миллионном мегаполисе, будет заседать «резервное» правительство России, в случае очередного пуша в Москве с отставкой Ельцина. В этом городе два года был губернатором всей Свердловской области «сторонник Ельцина и демократов» Эдуард Россель, «русский по духу и воспитанию» немец. Последнее помогло Росселю в получении масштабной гуманитарной помощи для области в размере 13 млн.марок: власти Екатеринбурга решили полученную добротную одежду, продовольствие и медикаменты не распределять нуждающимся, а продать, чем вызвали недоумение у немецкой стороны. Точно также удивились в Москве, когда Россель, выбив в Москве кредиты (60 млндолларов для закупки хлеба, 11 млн. под конверсионные программы), с присущим ему энтузиазмом решил покончить с практикой обивания порогов правительственных кабинетов и существенно ограничить права Центра над областью.

Назначенный Ельциным на высший пост в Свердловской области, Россельс стал требовать (просить) у своего шефа ограничить интересы РФ в области только армией, вооружением, внешней политикой, атомной энергетикой, железнодорожным транспортом, фундаментальными науками. Россельс не только предлагал Ельцину сбор налогов из области только на указанные цели, но и сумел убедить в этом население Свердловской области. Россельс и референдум у себя провел по поводу провозглашения «Уральской республики в составе Российской Федерации», получив одобрение 83% от числа избирателей, прибывших на референдум в апреле 1983 года. Полгода спустя, когда Москва покрылась баррикадами, и воцарилось безвластие из-за отсутствия парламента, Свердловский областной Совет перед своим роспуском принял 27 октября Уральскую Конституцию: глава администрации области Россельс стал губернатором Уральской республики.

Президент РФ Ельцин своим указом аннулировал решение об образовании «республики» на Урале и день спустя снял с должности Росселя. Считается, что суверенитет любого региона, это борьба местной политической власти над директорами предприятий и ведомств московского (федерального) подчинения. Формально, т.е. вслух свердловчане заявляют, что хотели бы иметь столь же большие привилегии от Центра в виде вздутых экспортных квот и лицензий, столь же малые налоги и таможенные пошлины как якуты, калмыки и т.д. В реальности, о положении тру- женников никто не думает, просто идет ожесточенная борьба за власть тех или иных крупных группировок. Куш ведь очень большой: Свердловская область обладает вторым по мощности промышленным потенциалом в стране, наряду с Москвой, Петербургом, Московской областью.

Уральские провинциалы считают, что на внешних рынках они торговали бы успешнее без алчных и малорасторопных московских посредников. И приватизацию уральцы вполне могли бы освоить без обязательной передачи московскому центру контрольных пакетов акций. И оружием сами уральские политики (высшие местные администраторы) хотели бы торговать. Директорам заводов в обгцем-то не очень важно под кем сидеть: под Москвой, на бюджетных вливаниях и на государственных оборонных заказах им даже спокойнее, чем переходить на самофинансирование и самостоятельно заниматься сбытом собственной продукции в условиях «независимости». Директора 34 крупнейших оборонных предприятия в Свердловской области помнят ведь, как им сократили на 80% военные заказа сразу после ОСВ-2, еще при Горбачеве-Шеварднадзе. Чуть позже, когда скрытая безработица на этих предприятиях подскочила до 70%, в области резко возрос рейтинг сторонников партии В.Жириновского.

Екатеринбург— это ставка сил Уральского военного округа, в сферу влияния которого входят все области Урала, плюс две республики. Свердловская область, составляющая по площади пять Швейцарии, страдает от тяжелейшей экологической ситуации, скудного и маломощного аграрного сектора, опасного истощения недр, лесов и даже человеческих ресурсов. Отцами новорожденной Уральской республики двигали не только амбиции, но и отчаяние. Повернись события в Москве чуть по иному, Уральская республика обретет очертания не только одной Свердовской области, но и всех соседних; ведь в 1993 ггода лидеры всех областей Урала (Свердловской, Курганской, Оренбургской, Челябинской) подписали заявление о совместном вхождении в Уральскую республику. Разумеется, с согласия руководства Уральского военного круга. Была же ведь когда-то Уральская губерния (из которой затем получились Свердловская, Тюменская и Курганская области) в царской России, а сегодня есть межобластная промышленно-экономическая ассоциация «Большой Урал». Росселя Москва убрала ведь только за то, что он повторял на всех углах, что Свердловская область отправляет в федеральный бюджет ежегодно до 1,5 млрд.долларов, а получает обратно, после мучительных хождений свердловских первых лиц по московским кабинетам, лишь малую толику денег. Россель твердил, что министерства не желают делиться с регионами правом распоряжаться бюджетом, ресурсами, квотами, лицензиями. Россель ратовал за одноканальную систему формирования бюджета, при которой центр получает от регионов определенные виды налогов, а регионы должны сами считать и покрывать свои расходы.

Будущие историки и библиофилы с трепетным интересом будут изучать вышедшую в 1993 году в Екатеринбурге книжицу с текстом Уральской Конституции. Готовили ее в Институте философии и права Уральского отделения РАН. Данная конституция признает на своей территории верховенство Конституции и законов России по вопросам федеральных таможенных границ гражданства, армии, валюты. Но, все власти в Уральской республике выбираются или назначаются на местах, а никак не в Москве. Свой бюджет, свои недра, своя экономика. В такой «большой» Уральской Республике было бы до 17 млн.человек, и если во время II мировой войны Урал спас Россию и весь Советский Союз, то почему бы ему сегодня самому себя не прокормить. Как известно, инфраструктура Среднего Урала была сформирована в военное время на базе эвакуированных из европейской части СССР промышленных предприятий.

Кладовая сырья и страна заводов — вот что такое Урал сегодня. И в то же время без экономических прав, без рублевой наличности, что вынуждает директоров напрямую (из-под полы) сбывать перекупщикам за «нал» (наличные деньги, будь-то рубли или доллары) сырье, полуфабрикаты, оружие. Официально делать все очень долго и дорого, да и на руках оказываются все те же безналичные переводы на банковские счета. Рухнул СССР, резко упали доходы промышленных предприятий. Даже лучшие из них не могут отныне экспортировать свою готовую продукцию ни в страны СНГ, ни в страны Восточной Европы. У нас в России теперь на все мировые цены и традиционные партнеры-потребители не связаны с нами идеологическими узами и могут за ту же цену купить маши- ну-агрегат «желтой» сборки или даже западного производства. Да плюс к тому игры наших чиновников с экспортными разрешениями, пошлинами, квотами и т.д. Жизненно важные законы муссируются депутатами парламента в Москве до бесконечности. Идущие же вразрез с государственными интересами, но выгодные отдельным группам — зачастую принимаются с ходу. Борьба за власть, т.е. за право обладания большими деньгами, на всех уровнях государственного управления идет обычно первые пять лет воцарения очередного «хозяина всея Руси» в московском Кремле.

В Свердловской области, в силу идентичности и взаимовлияния правящих элит в Москве и Екатеринбурге, приватизация власти и собственности происходит очень бурно: Грузия или Чечня в миниатюре. Екатеринбургское отделение Союза ветеранов Афганистана вот уже несколько лет беспрестанно воюет с местными властями за жилье. И при Горбачеве, и при Ельцине, точно также как и при их предшественниках на высшем посту лидера страны право на внеочередное получение жилья ветеранам (участникам) войны и членам их семей лишь декларировалось, но не выполнялось. «Афганцы», кроме всего прочего, активно поддержали реформы Ельцина. Этим молодым ветеранам еще при Горбачеве, наравне с комсомольскими активистами, даровано было свыше право заниматься предпринимательской деятельностью. Представителей этих двух категорий советских тогда еще граждан перестали сажать в тюрьму за «спекуляцию» и за «валютные операции». В 1993 году СВА в России насчитывал до 350 тысяч членов — мощная сила (если бы Горбачев пользовался ее безусловной поддержкой, то он бы и сам уцелел на высшем посту, и СССР бы сохранил). Но, повторим, «афганцы» поддерживали Ельцина. В феврале 1993 года против них в Екатеринбурге, на внезапный обыск их штаб-квартиры бросили три подразделения ОМОНа, из других городов (Перми, Тюмени, Верхней Пышмы). Искали оружие, наркотики; не нашли, но арестовали и избили 50 человек, увезли их в отделение милиции, а через сутки отпустили — выкинули ночью на 20- градусный мороз в одних костюмах и рубашках. Через несколько дней Екатеринбург заполонили приезжие: 10 тысяч «афганцев» со всего СНГ прибыли на выручку, еле-еле всех их утихомирили и отправили по домам.

Екатеринбургский ОМОН в этих акциях не был задействован. Для сведения — ОМОН в любой точке страны, местным властям не подчиняется, только федеральным, т.е. Москве. Кому-то очень захотелось поставить вне закона такую экономически мощную организацию, как СВА в России. В Екатеринбурге «афганцы» в свое время силой захватили две жилые башни-новостройки, предназначенные для них. Захватили силой, так как власти области решили вдруг пустить эти квартиры с аукциона. В Екатеринбурге, кроме крупного машиностроения, еще и медеплавильная индустрия имеется, а «афганцы» на легальном вывозе меди за границу неплохо зарабатывали.

В феврале 1994 года в Екатеринбурге силами местного ОМОНа были чуть ли не штурмом взяты казармы местного же батальона спецназа. Оба эти милицейские подразделения враждовали между собой и вот спецназ расформировали силой, а его бойцов отправили в Осетию, служить в боевых условиях. Специалисты отметили, что у Президента РФ еще одной поддерживающей его силовой структурой на Среднем Урале стало меньше. Воевал ведь этот спецназ из Екатеринбурга на стороне Ельцина 3-4 октября 1993 года в Москве.

Противостояние денежных мешков в Свердловской области приняло наиболее ожесточенные формы по сравнению с «разборками» в Москве и прочих регионах. От выстрелов наемных убийц гибнут пачками предприниматели, которых местное чиновничество охотно зачисляет скопом в одну категорию — мафия. Отставной подполковник милиции В.Житенев с группой анонимных коллег издал в 1993 году книгу «Мафия в Екатеринбурге». Где сделана стандартная попытка чинов МВД отмежеваться от криминальных элементов в местной экономике, обвиняя в потворстве преступникам всех, кроме себя. Нувориши, т.е. «новые русские», такие как братья Цыгановы в Екатеринбурге, содержали в 1993 году местную футбольную команду, доплачивали солидные суммы городским пенсионерам и кормили милицию. Говорят, что предприниматель Цыганов со своими группировками и порядок кое-какой поддерживал в Екатеринбурге, и даже сумел взять под свой контроль аэропорт «Домодедово» в Москве.

По числу преступлений Екатеринбург отстает от таких городов, как Ростов и Краснодар; но по «качеству исполнения» наемных убийств вышел на первое место. Игоря Тарланова и Олега Вагина убили профессионалы высочайшего класса, каких в уголовном мире просто нет. Убили и объявили мафией. То есть бывшее КГБ (ныне МБ, ФСК и т.д.) также активно участвует в дележе власти и регулирует отстрел зарвавшихся участников всеобщего повального грабежа страны. Тарланов специализировался на экспорте редкоземельных металлов. Вагин интересовался лишь проектами, сулящими прибыль в 1000 процентов. Другой убитый — Терняк занимался золотоносными отвалами, еще один «исчезнувший» — Богданов занимался экспортом цветных металлов. Еще более серьезные люди занимались нелегальной торговлей оружием. Всех названных убитых объединяло то, что они сумели заручиться поддержкой властей. Погибли даже не столько от рук конкурентов, сколько от того, что переступили незримую границу, захотели слишком явно перейти от роли обслуги в оформлении темных делишек к самостоятельной политической роли. Воровские «авторитеты» и «цеховики» — а это самые лучшие и опытные наши предприниматели и «организаторы производства» — очень нужны власти, но на роль первых лиц в большой политике их пока не допускают. А ведь погибшие в Екатеринбурге не были людьми случайными. Тарланов-старший жил в районе Екатеринбурга под названием «городок чекистов». Вагин обитал в одном доме с руководителями города и области. Убить его могли уже только потому, что возжелал он взять под свой контроль один из самых авторитетных и крупных коммерческих банков России — «Столичный» в Москве, и уже почти добился своего.

30 убитых за год долларовых миллионеров в одном Екатеринбурге это, конечно, событие. Хотя таких богачей (подпольных) там сотни. Нищих — сотни тысяч. Екатеринбург издавна является главным перевалочным пунктом на пути возвращающихся из мест заключения. Местная железнодорожная станция — одна из крупнейших в России, может одновременно подать к перронам 28 пассажирских поездов. Бомжей здесь тьма. Но ни на вокзале, ни в городе нет ни одной ночлежки. Бродяги мрут на вокзале ежедневно, и трупы до прибытия санитаров лежат под ногами пассажиров.

В 1994 году в Екатеринбурге открылись постоянная выставка и даже магазин товаров, изготовленных заключенными в 12 колониях Свердловской области. Еще недавно местные зэки на своих 14 предприятиях были завалены несложными заказами от «оборонки». А теперь их в первую очередь коснулась безработица. Заключенные области еще в 1991 году производили продукции на 243 млн.рублей (т.е. практически долларов). Прибыль составляла 32 млн.рублей, 70% которых уходила на налоги государству. Из зарплаты заключенных изымалась половина, которая шла на их содержание. Сажать людей за решетку считалось в СССР со всех сторон выгодным делом. Зоны и следственные изоляторы области и теперь переполнены: летом 1994 года в них содержалось 27 тысяч человек, больше, чем в 1992 году. А кормить заключенных стали хуже прежнего.

В Екатеринбурге как на дрожжах растут прибыли от продажи наркотиков в ресторанах, гостиницах и торговых точках. Возможно, что именно наркобизнес вложит со временем деньги в строительство международного аэропорта в Екатеринбурге. Экспорт сырья уже перестает приносить столь бешенные, как еще пять лет назад, сверхприбыли.

В Свердловской области, бытует не только организованная преступность. Свои отношения выясняют, к примеру, местные предприниматели и южные торговцы фруктами в Нижнем Тагиле. Первые захватили на испытательном полигоне новейший танк «Т-80» (в августе 1993 года он еще даже не состоял на вооружении российской армии) и потребовали от властей очистить город Нижний Тагил от незваных кавказских гостей. Войска и милиция на вертолетах, сотни солдат приняли участие в операции по возвращению танка на место. Все обошлось тогда без жертв.

Читайте также  В СФ ПРЕДСТАВИЛИ ЗАКОНОПРОЕКТ ОБ УТИЛИЗАЦИИ ОТХОДОВ 1 И 2 КЛАССА ОПАСНОСТИ

В 1984 году в горы на стыке Пермской и Свердловской областей были доставлены вертолетом около 15 солдат внутренних войск для поимки группы беглых уголовников. Солдаты наткнулись на два вагончика метеостанции, работающей в автономном режиме, без персонала. Их внимание привлекла мощная (в сотни килограммов) свинцовая оболочка малой атомной энергетической установки. Свинец распилили и отдали пастухам и лесорубам в обмен на водку. В течение многих лет сотни таких радиоизотопных теплоэлектрических генераторов работали в разных концах СССР, и все было нормально. А тут все солдатики, живя в засаде на станции и распиливая одну за одной все защитные оболочки атомной установки, заболели лучевой болезнью, некоторые стали инвалидами. Останься все в тайне, миниреактор со временем отравил бы всю воду в Свердловской области. К счастью, все выяснилось, и группе гражданских специалистов поручили зимой вывозить ядерные остатки. Вертолеты из-за плохой погоды не ходили, и спасатели проложили в горах 94 километра дороги, провели по ней колонну из шести тракторов, на обратном пути потеряли из них четыре, но сумели вывезти капсулу, обернув ее в новые защитные свинцовые экраны. Об этой эпопее узнали лишь 10 лет спустя, в 1994 году.

В октябре 1991 года и в августе 1992 года с воздуха обследовали район Белоярской АЭС под Свердловском и обнаружили множество «локальных гамма-аномалий кобальт-цезиевой природы» с мощностью дозы что-то около 1200 микрорентген в час. Эпопея с солдатами-пьяницами блекнет перед последствиями совсем мало известной аварии на Белоярской АЭС. Немцы в своих восточных землях сразу закрыли АЭС с советскими реакторами. А мы сейчас собираемся строить четвертый энергоблок на Белоярской АЭС. Решение о его строительстве администрация Свердовской области приняла еще в 1992 году Безопасным (в случае аварии) новый блок никогда не будет. Потому что нынешние энергоблоки Белоярской АЭС, находящиеся в железобетонных шахтах, не имеют сверху никакой защиты. К примеру, пятый блок Ново-Воронежской АЭС имеет над шахтой один слабый барьер, дабы удержать при возможном взрыве выброс радиации в атмосферу; а все АЭС в ФРГ имеют над реактором не один, а целых три строительных барьера в виде мощнейших крышек из железобетона и стальной брони шаровидной формы.

Только в 1991 году Екатеринбург разрешили посещать иностранцам; но и до сих пор не известны подробности (причины) гибели в 1979 году 60 с лишним жителей этого областного центра от утечки биологического оружия. Жертвам эпидемии сибирской язвы военные не предоставили тогда должной медицинской помощи из-за боязни разглашения источника заразы, хотя всем было ясно, что произошел выброс со строго охраняемой биологической фабрики. Все документы по этому инциденту остались секретными и на сегодня — власти утверждают, что вся информация по этому делу была уничтожена. В мае 1992 года правительство РФ приняло решение о выплате единовременной денежной компенсации семьям 64 жертв той вспышки сибирской язвы: в пересчете около 250 долларов на семью. Военные до сих пор твердят, что та болезнь была вызвана зараженным мясом, хотя многие семьи погибших до сих пор напоминают, что в те дни они мясо вообще никакого не ели. В 1979 г. над одним из районов Свердловска прошло облако из болезнетворных бактерий — произошло заражение сибирской язвой респираторным путем. Документы с результатами вскрытия умерших во время эпидемии были уничтожены. Однако в 1992 г. американские ученые посетили Екатеринбург, нашли патологоанатома, делавшего вскрытия и сохранившего личные записи с результатами трагедии, а также образцы тканей скончавшихся.

И в 1994 году остались в области закрытые секретные города, которых даже приватизация не коснулась: Свердловск-45, к примеру. С огромным трудом вырвались из-под опеки Минатома работники изумрудных копей Малышевского рудоуправления. Поселка под таким названием на карте Свердловской области много лет как бы и не существовало: ведь на здешних шахтах шла добыча бериллиевой и прочих руд, необходимых ВПК. А драгоценные зеленые кристаллы или добывались «попутно», или вдребезги разрушались взрывами и шли в отвалы. Изумруды были побочной, бросовой продукцией — расхищались они и шли мощным нелегальным потоком по стране и за границу. Акционирование рудника в поселке Малышеве увеличило добычу изумрудов сразу вдвое, за счет сокращения хищений. Сотни и тысячи нелегальных посредников и прочих заинтересованных лиц за пределами данного месторождения остались с уменьшенными поступлениями ворованного сырья, всполошились люди в десятках высоких чиновных кабинетах Минатома и Комдрагмета, Госкомимущества и таможни. На легальных добытчиков изумрудов посылались обычные в этих случаях напасти: угрозы, шантаж, налеты, избиения, поджоги.

В рыхлых отложениях большинства рек Среднего Урала издавна отмечено присутствие сырой платины и прочих металлов платиновой группы: палладий, иридий, осмий, родий и рутений. Госзапасы добытых и разведанных платиновых металлов в России и сегодня засекречены, вот уже 70 лет. Обогащается добытое сырье на севере от Свердловской области, в Норильске; тамошний горнометаллургический комбинат выпускал еще недавно никак не меньше 180 тонн в год готовых платиновых металлов. Сама платина стоит на мировом рынке не дешевле золота, родий в два почти раза дороже, а все остальные названные платиновые металлы идут во много раз дешевле. Считается, что СССР по производству платиновых металлов занимал первое место в мире, отправляя их на нужды ВПК или на экспорт. Во всяком случае, платину на ширящееся в мире производство авто катализаторов СССР никогда не тратил. А Росши только собирается (в связи с ужесточением норм допустимого выброса в атмосферу выхлопных газов в США, и в странах США и Латинской Америки). ЮАР в 1993 году продала на экспорт 101 тонну платины, а Россия 20 тонн (у них резкий подъем, у нас столь же резкий спад).

В 1994 году продолжился спад в алюминиевой промышленности Урала — Богословский алюминиевый Свердловской области и другие. Уральские заводы производят алюминий из уральского же сырья, но стоимость их алюминия уже достигла мировой. Слишком дорогой стала электроэнергия, вырабатываемая из природного газа, углей и ядерно го топлива. Вот и требуют уральские «алюмин-щики» подвести им ЛЭП с более дешевой энергией от сибирских ГЭС, требуют правительственных дотаций. Лоббистом местных интересов стала образованная в 1993 году решением Свердловского областного комитета по управлению госимуществом «Алюминиевая компания Урала» (АО АЛ КУР). Уставной капитал АЛКУР сформировали за счет передачи в компанию акций приватизируемых предприятий области, находящихся в государственном управлении: АО «Урал-гипромез», АО «Севуралбокситруд», АО «Полевский криолитовый завод», АО «Михайловский завод по обработке ценных металлов», АО «Уральский алюминиевый завод», АО «Каменск-Уральский металлургический завод». Малоэффективные местные рудники бокситов (низкое качество) должны будут закрыться в ближайшие годы, несмотря на все старания АЛКУР.

Считается, что из двух миллионов труженников Свердловской области 500 тысяч работали на оборону. С ВПК связана каждая четвертая семья в области. Но за рубеж идет исключительно сырье, а завозится в основном продовольствие. Заводы ВПК и могли бы вроде поставлять что-нибудь на экспорт, но они предпочитают ссылаться на действительно высокие таможенные пошлины (ввоза и вывоза, составляющих-комплектующих и готовой продукции, будь то в рамках ближнего или дальнего зарубежья). Любое государственное предприятие области, занимающееся первичной переработкой сырья, вынуждено экспортировать свою продукцию исключительно при посредничестве СП, прикрепленных к нему администрацией области.

В 1993 году, несмотря на значительные старания областной администрации, — правительства Свердловской области, — основная масса местных СП была организована в сфере посреднических услуг, торговли и экспортно-импортных операций; в то время как производством и переработкой сельсхозпродукции занимается всего 1% совместных предприятий с участием иностранного капитала. До 80% экспорта СП в области составили в 1992-1993 годах сырьевые товары — в основном, лесоматериалы. Большинство из существовавших на 1993 год 170 предприятий с иностранными инвестициями только 8 было со 100% иностранным капиталом, а у 60% СП на территории Свердловской области, уставной фонд составлял менее одной тысячи долларов. 17% СП было создано при участии инвесторов из США, 15 — Китая, 11 — государств Прибалтики, 7 — Германии, по 6 — Англии и Польши.

Экономика Свердловской области отягощена высокой затратностью практически любого вида товара, выпущенного на предприятиях ВПК. К тому же, несмотря на конверсию, любой военный завод, даже прекративший выпуск оборонной продукции, обязан сохранять на своей территории так называемые мобилизационные производственные мощности. По первому звонку из Москвы; в случае войны, танковый завод уже перешедший на производство тягачей обязан вновь выпускать танки. В 1990 году никто и помыслить не мог, что директор ПО «Машиностроительный завод им. Калинина» в Свердловске А.Тизяков, тогдашний лидер военно-промышленного лобби, превратится из очень влиятельной и грозной фигуры в опального заговорщика. Сверхускоренное разоружение после краха СССР стало личной драмой для директоров уральских заводов, привыкших решать все проблемы своих коллективов при помощи правительственной телефонной связи и обширных контактов в столичных коридорах власти.

Генералы-директора имели в руках уникальные предприятия. Институт испытаний металлов в Нижнем Тагиле располагает ракетно-артиллерийским полигоном, где с 1939 года проводится весь спектр испытаний обычных боеприпасов. Летная база на полигоне — одна из лучших в России. В ОКБ «Новатор», входящем в структуру ПО «Машиностроительный завод им.Калинина», разрабатываются современнейшие виды авиаракетной техники, снабженной системами «искусственного интеллекта» для обнаружения цели и ее уничтожения. Свердловская область одной из первых в России получила право свободной продажи и экспортные квоты на отдельные виды вооружений.

В марте 1993 года концерн «Промэкология» из Екатеринбурга (зарегистрирован в сентябре 1991 года) подписал крупнейший в мировой практике контракт о поставках основным потребителям на Западе в общей сложности 84 тонн «красной ртути» в течение 36 месяцев на сумму в 24,2 млрд, долларов. Стала реальной перспектива дополнительного ежегодного экспорта КР на сумму 15 млрд, долларов ежегодно без снижения цены. КР — «красная ртуть», продукт высоких технологий нужендля производства взрывателей обычных и ядерных бомб, антирадарных покрытий военной техники, су пер ЭВМ, бумаги для печатания денег, энергоаккумулирующих и генерирующих устройств, боеголовок ракет особой точности, всех узлов с использованием сверхпроводимости, а также для запуска атомных реакторов, извлечения золота из грунта и промышленных отходов. Вещество под условным названием «красная ртуть» является полимером неорганического синтеза или солью ртути сурьмянистой кислоты. КР была впервые получена в СССР в 1968 году на ускорителе элементарных частиц. Плотность КР вдвое больше обычной ртути, стоит в десятки раз Дороже золота. Торгуем мы КР трех модификаций вот уже четверть века в обстановке сверхсекретности. Производили КР на секретных предприятиях Минатомэнерго- прома СССР, преимущественно на Урале. Куда, в чей карман шли деньги от экспорта этого продукта высоких ядерных технологий, неизвестно.

Концерн «Промэкология», основанный в Екатеринбурге в сентябре 1991 года при участии и контроле всех звеньев федерального экспорта секретного продукта, нашел самых серьезных официальных клиентов из числа таких известных на Западе компаний, как «Рокуэла», «Дженерал дейнемикс», «Ве-стингауз», «Мессершмит», «Бельков Блом», «Сименс», «Бритиш аэроспейс» В 1993 году на концерн обрушились неприятности со стороны правоохранительных органов Екатеринбурга. Военно-коммунистическая (национально-патриотическая) оппозиция любой ценой стремится не позволить структурам демократов заработать деньги и вывести страну из кризиса. Двоевластие в России новых и старых групп большого бизнеса проявляется постоянно. Помните дело АНТ? Демократические лидеры чуть не уговорили на скамью подсудимых, когда госконцерн АНТ вполне официально попытался в Новороссийском порту складировать два десятка танков и тягачей (танк без башни) с Урала для последующей их продажи за границу. У нас тысячами пришлось сдавать новенькие танки в металлолом, но шумиха вокруг АНТ была поднята грандиозная. То же случилось и в 1993 г. Растущего конкурента «старики» умело остановили. Возбуждением уголовного дела против руководства концерна «Промэкология» названная выше, сделка с американской компанией API International по продаже многих тонн КР по цене до 400 тыс. долларов за килограмм была сорвана. Результатом может быть лишь тайная переадресовка партий КР в воинственные страны «третьего мира».

Партхозноменклатура из «бывших» занимается тем, что охотно душит кур, приносящих золотые яйца демократам и всему народу России. Демократы у власти, в свою очередь, занимаются более благородным делом — рэкетом. Одна и та же часть прибыли облагается налогом дважды, вполне на законных основаниях, официально. Уральский электрохимический завод — самый крупный в мире по изотопному обогащению урана. На этом комбинате впервые начали производить начинку для ядерного вооружения и атомных электростанций Этот наисекретнейший «ящик» под названием Свердловск-44, расположенный неподалеку от Екатеринбурга, получил в начале 1994 года легальное название — Новоуральск, но более открытым от этого не стал. Хотя, узнал же мир о судебном процессе ассоциации «Налоги России» против Минфина РФ в пользу У ЭК. Последний в 90-х годах не получил от госбюджета ни копейки, живя за счет доходов от экспорта своей продукции (ее невоенной части). А Минфин, согласно существующей в России практике, половину валютных поступлений любого предприятия забирает себе в обмен на рубли по текущему курсу. Другая половина валюты остается на предприятии, с этих денег все налоги уже уплачены Но со временем, с падением курса рубля, Минфин напоминает таким как УЭК — рублевый эквивалент вашей суммы в твердой валюте вырос из-за инфляции рубля, а посему платите мол 30-процентный налог с получившейся переоценки Это же фантастика! Чем больше инфляция, тем более растут «доходы» государства от таких переоценок, а предприятие вынуждено срочно тратить свою валюту, а не копить ее в банке на цели развития производства.

Под Екатеринбургом находится и другое, известное для специалистов всего мира еще вчера сугубо секретное КБ «Старт», ведущий наш центр по разработке наземного оборудования для всех видов и типов летательных аппаратов: самолетов, управляемых снарядов, ракет. После договора с США в 1987 году о ликвидации ракет средней дальности на «Старте» в присутствии американской инспекции была уничтожена вся первая партия новейшего оружия — 84 ракеты РК-55 стоимостью приблизительно в 225 млн. долларов. В утешение американская гражданская фирма «Йорк» согласилась вложить 50 млн. долларов в производство на мощностях «Старта» установок для охлаждения молока Считалось, что наша система крылатых ракет была лучшей в мире. Смогут ли наши редчайшие специалисты высокоточной и высокопрочной сварки со «Старта» прокормить свои семьи на неоплачиваемых правительством РФ конверсионных программах?

Под городом Красноуфимск, у железнодорожной станции Зюрза, находится всем известный в округе сверхсекретный объект «Каменный пояс» — хорошо охраняемые склады с радиоактивным торием. 80 тыс. тонн радиоактивного концентрата, где тория всего 5%, но много редкоземельных элементов, придающих особые свойства металлам. Емкости, т.е. сараи-развалюхи в середине плотно заселенного сельского района, строили когда-то зэки, и теперь дозиметры показывают около складов и 300, и 1000 микрорентген. А на самих складах за пару минут пребывания мож:- но схватить и две дневные нормы. Один хороший ураган или пожар, и содержимое построенных на болоте складов разнесется по округе. Кстати, данный «почтовый ящик» № 6932 является филиалом другого п/я № 6572 «Победа» — на окраинной екатеринбургской улочке Ольховской.

Замеры паров ртути СПб

Пытается выбраться из кризиса гигант российского тяжелого машиностроения «Уралмашзавод». Нет уже заранее оплаченных правительственных заказов на металлургическое оборудование, карьерные тяжелые экскаваторы, буровые установки. Реальный спрос на них в 1993 году оказался втрое меньше прежних объемов производства. Раньше по 400 буровых в год делали, а в 1994 году и 80 продать не смогли. Объединение «Уралмаш» разделили на несколько вполне экономически самостоятельных заводов, при каждом из которых уже много лет существуют десятки коммерческих структур с негосударственной формой собственности. Последние заняты были распродажей или просто кражей цветных металлов, сбытом готовой продукции в странах СНГ и дальнего зарубежья. Одним из первых среди гигантов тяжелой индустрии «Уралмаш» приступил в 1992 году к приватизации, с помощью консалтинговой фирмы «Российские ценные бумаги». Акции «Уралмаша» вышли на всероссийский рынок. На мировой рынок они попадут лишь после окончания инаудита, который сможет дать объективный анализ положения дел на «заводе заводов».

Читайте также  Правда о лампочках: сбережешь энергию – потеряешь здоровье

В 1994 году буровые установки стали выпускаться на «Уралмаше» совместно с двумя американскими фирмами — Caterpillar и National Oil Well. Новая буровая стоимостью 8,5 млн. долларов (на 15% ниже мировой цены) включает в себя множество американских комплектующих; гарантированный сервис и высокие технические характеристики должны сделать эту буровую конкурентоспособной на мировом рынке. Менее надежные, хотя и перспективные, проекты «Уралмаша» связанны с надеждой осуществить всю почти техническую сторону разработки крупнейших месторождений (Удоканское медное в Читинской области, Штокмановское газоконденсатное в Белом море). Поддержав «Удоканскую горную компанию», которая стала в начале 1993 года официальным победителем тендера на право добычи меди в Удокане, гендиректор «Уралмаша» Коровин стал основным подрядчиком всего комплекса работ, образовав с этой целью и возглавив «Русский промышленный консорциум» (в него вошли «Уралэлектротяжмаш» и ПО «Турбомоторный завод» из Екатеринбурга, Челябинский тракторный завод, БратскГЭСстрой и минский «БелАЗ»). Возможно, что правительство РФ решит не соглашаться на предусмотренный проектом стопроцентный экспорт медного концентрата из Удокана в Китай и отложит разработку месторождения до тех пор, пока не будут готовы необходимые мощности по переработке концентрата в России.

На сегодня реальное увеличение объемов производства на «Уралмаше» связано с выполнением вместе с австрийской фирмой «Фест-Альпин» заказа на изготовление машин для непрерывного литья заготовок для Нижнетагильского и Новолипецкого металлургических комбинатов.

На «Уралмаше» все потрясает воображение: буровые установки с глубиной буре- ши свыше 2,5 километров, детали весом в десятки тонн к экскаваторам для добычи руды открытым способом. А также вес и влияние в Москве его 40-тысячного коллектива — директор «Уралмаша» в СССР (СНГ) всегда котировался много выше отраслевого министра. В 1993 году, за один только год численность персонала на этом объединении упала до 29 тысяч человек. В тот же год, 18,5% всего пакета акций «Уралмаша» скупил председатель совета директоров АО «Биопроцесс» и главный управляющий корпорации НИПЕК Каха Бендукидзе. «Крутой» бизнесмен выложил за покупку 130 тысяч приватизационных чеков (ваучеров) стоимостью менее 1 млн. долларов. Это что же, весь «Уралмаш» занимающий площадь в 6 млн. квадратных метров (15 км по периметру) стоит 5 млн. долларов? Одна лишь задолженность потребителей заводу составляла в 1993 году 5 млн. долларов и 1 млн. долларов был должен другим сам «Уралмаш». А товарные запасы? Основные фонды объединения были оценены в 1,8 млрд, рублей, т.е. что-то около 2 млн. долларов по курсу 1993 года; только в том году там должны были получить от продажи готовой продукции 10 млн. долларов. Как это прошел номер у Бендукидзе? Ведь по планам приватизации «Уралмаша» максимальный пакет акций в руках одного акционера не мог превышать 1% от уставного капитала.

В номенклатуру особо важных российских директоров по праву входит и директор Новотрубного завода. В небольшом городе Первоуральске для работников НТЗ построили в былые времена великолепный плавательный бас-сей, Ледовый дворец, Дворец культуры. Уже с 1992 года заводу государство ни копейки не дает. Неплатежеспособными оказались и прежние заказчики из бывших соцстран. Раньше они по дешевке скупали трубы и НТЗ и перепродавали их по демпинговым ценам. Сегодня сам завод торгует за рубежом по ценам чуть ниже мировых. НТЗ получил в 1992 году сертификат германской фирмы TUV, позволяющий ему поставлять в Германию и страны, признающие этот сертификат, трубы для котлов высокого давления. В 1993 году сертификат American Petroleum Institute получили на НТЗ насосные компрессорные трубы для нефтедобычи, что также позволило расширить географию экспорта. У итальянской фирмы Marcegaglia Impianti SRE для НТЗ приобрели трубоэлектросварочный стан для изготовления высокоточных труб для автомобильных амортизаторов — до этого у нас такие трубы импортировали. Стали выпускать и трубы для холодильников; на мощностях соседнего Первоуральске го завода «Трубопром» стали делать обсадные трубы для топливно-энергетической промышленности, полмиллиона тонн которых приходилось покупать за рубежом. Надо признать, однако, что оборудование в большинстве цехов НТЗ безнадежно устарело; зарубежные партнеры готовы инвестировать производство только при условии надежных правовых и экономических гарантий. НТЗ расположен в 40 км к западу от Екатеринбурга на 452 гектара и имеет 24 тысячи человек персонала. Вокруг — десятки предприятий металлургии, химии, горнодобычи. Об ужасном состоянии экологии свидетельствует только один факт: на площадке скопились миллионы тонн отходов. А ведь НТЗ богатый завод, там десятилетиями делали трубы для транспортировки наших валютных поставок.

Расположенное в городе Нижний Тагил объединение «Уралвагонзавод* еще вчера выпускало до 2500 танков в год. В 1994 году здесь тоже выпускали танки по государственному заказу (1% от прежнего объема), хотя министерство обороны не оплачивало эти готовые машины с 1992 года. Персонал удается сохранить за счет производства грузовых вагонов — объединение поставило бывшему СССР треть вагонного парка. Хотя и МПС тоже плохой заказчик, нерегулярно платит (остальные грузовые вагоны делают для России Абаканский и Алтайский заводы). Начали здесь в 1992 году серийный выпуск сотен универсальных погрузчиков и однокубовых экскаваторов. Обещанные государственные кредиты на конверсию не поступали, а ведь на них можно было бы расширить производство вагонов с защитой от несанкционированного доступа к грузу — к примеру, специализированные полувагоны для перевозки автомобилей пользуются спросом. Охотно заказывают цистерны для перевозки нефтепродуктов. Криогенное производство «Уралвагонзавода» по проектированию и изготовлению оборудования для запуска искусственных спутников и пилотируемых орбитальных кораблей с 1992 года перешло на выпуск мини-пивзаводов, по нескольку десятков ежегодно. Ведь «Уралвагонзавод» вошел в состав учредителей АО «Российское пиво». Тем не менее УВЗ до сих пор является особо режимным заводом и имеет три производства — вагонное, криогенное, танковое. В 1994 году УВЗ остался единственным в России производителем и разработчиком современной бронетанковой техники. В 1993 году здесь поймали неких местных умельцев, вознамерившихся достать на УВЗ техдокументацию на современный танк Т-82 за вознаграждение от американцев в 10 тыс. долларов. Притом, что полный объем этой документации — два 60-тонных железнодорожных вагона — тянут никак не меньше, чем на 90 млн. долларов.

Вообще, жить в Нижнем Тагиле не рекомендуется — экология здесь ужасная; в свое время перед приездом Горбачева в этом городе мощности специально неделю стояли, чтобы воздух стал хоть чуть чище. На Урале есть полно городов, где выбросы пострашнее, чем в Нижнем Тагиле, да здесь в ложбине Уральских гор промышленный смог висит неподвижно, ветров нет, не выдувается ничего и не проветривается. Ельцин сюда тоже приезжал, вышло даже постановление правительства в феврале 1993 о мерах «оздоровления окружающей среды и населения города Нижний Тагил». То был 35-ый по счету директивный документ из Москвы по экологии Нижнего Тагила, но ни один из них никогда не выполнялся. Если признать этот город зоной чрезвычайной экологической ситуации, то придется либо закрывать вредные производства (а невредных там просто нет, либо по аналогии с Чернобылем отселять работающих в чистую местность. На Урале все города такие, только может трубы у них пониже, и смог пожиже.

К 1995 году уральский Клондайк, обогащающий вывозом дешевого сырья за границу директоров, московских чиновников и посредников, похоже, сбавил обороты. Западный рынок сырья полностью дезорганизован выбросами по демпинговым ценам наших металлов, энергоносителей и т.д., и такой вид бизнеса теряет для «новых русских» свою привлекательность — норма прибыли падает, а себестоимость всего у нас постоянно растет. Да и опомнились, поставили свои таможенные барьеры. По титану, например, внутренний спрос на который у нас резко упал, США согласны только на одно: покупать у нас дешевое титановое сырье. А мы хотели бы выпускать на экспорт слитки, слябы и по кооперации поставлять их тем фирмам, у кого лучше прокатное оборудование. АО «Верхнесалдинское металлургическое производственное объединение» — единственный на весь СНГ изготовитель специального металла, который в СССР никогда не продавался и весь шел на оборонные нужды. В (США, Англия, Япония, Китай). Теперь титан для корпусов подводных лодок, несущих частей корпуса самолетов-истребителей нам уже не нужен в прежних количествах. Военные заказы у названного завода в 1994 году сократились в 3 раза. В городе Верхняя Салда открыли малый цех, где из титана делают ведра, бороны, лопаты. А также барабаны для дубления кож и ремизные рамы для ткацких станков.

С 1993 года правительство РФ в десять раз снизило таможенную пошлину за экспорт титановой губки (сырье) и титанового проката. Но и с такой протекцией в тот год верхнесалдинцам удалось продать за границу лишь треть своей произведенной продукции. А Березниковский комбинат (Пермская область) из 25 тыс. тонн произведенной губки сумел сбыть за границей лишь 2 тыс. тонн. И у других традиционных поставщиков дешевой титановой губки с Украины (Запорожье), из Казахстана (Усть-Каменогорск) такое же положение. Все они надеются на техническое переоснащение (200 млрд, долларов) Верхнесалдинско-го объединения. Деловые люди из РФ полны решимости освоить новые месторождения титанового сырья в Челябинской области (Медведевское и Копайское — открытым способом с добычей до 10 млн. тонн руды в год, что может дать 1 млн. тонн концентратов с содержанием двуокиси титана до 42%) и в Сибири (Тулунское, Туганское, Тарское). И зачем нам столько дорогостоящего титана? Мы же тратим огромные средства на его производство, а продаем его за границцу иногда по цене лома. Американский и японский титан берут по 12 тысяч долларов за тонну. Российский — в шесть раз дешевле. Лучше бы мы научились сталь варить по мировым стандартам качества.

Специалисты по производству авиадвигателей Rolls-Royce выявили на Верхне- салдинском производственном объединении, в тамошней системе обеспечения качества, десятки несоответствий международным требованиям. Соответствующий сертификат качества от данной английской фирмы для титановых изделий из Верхней Салды может быть получен через 2-3 года, после устранения всех отмеченных недостатков. Rolls-Royce доверил объединению лишь небольшой заказ на поставку титановых прутков под штамповку в Англии лопаток компрессоров авиадвигателей.

Оборонный заказ кончился и поставил на грань остановки один из двух в мире комбинатов по производству асбеста. Второй находится в Канаде. Первый — в городе Асбест, под боком у Екатеринбурга. На этом Баженовском месторождении, карьеры расположились в черте небольшого города; еще в 1992 году здесь вовсю гремели взрывы, и комбинат «Ураласбест» гнал почти по два миллиона тонн асбеста в год. Рядом работала фабрика асбестотехничес-ких изделий. Зимой дороги посыпали асбестовой рудой. Продукция завода шла в 36 стран мира, комбинат на эти деньги строил жилье, детсады и больницы. Теперь надо местным учиться упаковывать ставший очень дорогим российский асбест (к нам теперь пришли мировые цены) в соответствии с международными стандартами; надо осваивать производство готовой продукции, а не только сырья-полуфабриката. Былое относительное благосостояние доставалось жителям города Асбест страшно ценой: лейкемия, злокачественные опухоли, высокая младенческая смертность здесь уже никого не удивляли. Теперь новая напасть. Минатомпром предлагает безработному городу Асбест возвести там несколько реакторов на быстрых нейтронах и «дожигать» там опасные атомные отходы из России и других стран. В 30 километрах от Асбеста стоит Белоярская ГЭС. Отработанное в реакторах ядерное топливо уже 12 лет охлаждается водой из соседних болот — вода и ил в них заражены радиацией. Не только дети, но и все коровьи стада из окрестных поселков болеют лейкозом. А атомщики настаивают на своем предложении.

В Свердловской области на 18 шахтах добывают уголь — все они были построены более чем полвека назад и во многом исчерпали свой ресурс. Есть и открытые угольные разрезы. Шахтеры области требуют 120 млн. долларов в виде ежегодных дотаций — продажная цена угля не покрывает всех расходов на его добычу и транспортировку.

Государство увеличило поборы с лесной промышленности и вмиг разорило лесозаготовителей. С января 1993 года ввели налог на лесовосстановление — 20% от стоимости срубленной древесины. Предприятие «Тагиллес» за первый квартал того года выплатило 201 млн. рублей нового налога, а из бюджета ему на лесовосстановление пришло всего 4 млн. И так у всех. А ведь на восстановление леса и раньше шла так называемая «попенная» плата — госпошлина, которую платят за каждый добытый кубометр древесины, и которую никто не отменил. Раньше союзные министерские чиновники распоряжались поставками леса из 125 лесных поселков, расположенных в самых глухих таежных местах Свердловской области. Теперь та же Москва делит уже не лес, а квоты и лицензии на право вывоза этого леса за пределы России, т.е. прежним потребителям в Средней Азии и Казахстане. Таможенные пошлины надо теперь платить, кучу бумаг готовить со множеством подписей. Вот и превращается в труху уже заготовленный лес — миллионы (!) кубометров.

Народ люмпенизируется, все больше людей приходят к выводу, что «кто не ворует, тот не есть». Свердловская область впервые вышла на первое место по росту преступности. Раскрывается лишь треть от растущего числа грабежей квартир. Но больше всего крадут у государства ценные металлы. Интерпол и МВД России завалены делами о сотнях тонн титановых слитков, вывезенных с Урала на Запад в обход всех запретов и таможенных барьеров. Городок Верхняя Салда производит в своем металлургическом объединении 80% всего российского титана. Потребность европейского рынка в титане составляет до б тыс. тонн в год. А верхнесалдинское предприятие производит его ежегодно в 20 раз больше. Достаточно одного корабля с полулегально вывезенным титаном из России, и весь мировой рынок поколеблен. Такая же картина складывается и с другими цветными и редкоземельными металлами. Из них делают металлоемкую продукцию — люки для доменных печей, мед- но-никелевые трубы — и отправляют на Запад, обходя таким образом законы, запрещающие вывозить из России стратегическое сырье за бесценок (иначе кто же там его у нас купит). Воровство и разгильдяйство в России не имеют, вероятно, прецедента в мире, потому что богатства у нас несметны. И бесхозны, так как никогда не принадлежали конкретным лицам, собственникам.

Урал сегодня — типичный пример старопромышленного региона, перегруженного тяжелой и оборонной индустрией и находящегося в структурном кризисе. Раньше нас в такое же положение попадали Питтсбург (США), Рур (Германия), Лотарингия (Франция), Валлония (Бельгия). Этим иностранным агломерациям правительства их собственных стран помогали, а у нас зато народ, более терпеливый к невзгодам. Депрессия на Урале может в ближайшие годы выставить на улицу половину работников.

Отечественные технологии горнодобывающих отраслей остались на уровне прошлого столетия. Из любой руды или горной породы извлекают лишь то, что не требует особых усилий. Таким образом, до 90% извлекаемых из земли ценнейших видов сырья идет в отвалы. Точно так же относятся у нас и на Урале, и повсеместно к добыче и переработке леса. До потребителя доходит не более 5-10% срубленных кубометров таежного леса. Остальное гниет в лесосеках и на дне рек, идет в отходы на лесокомбинатах. Научимся экономить — отпадет У нас нужда завозить бокситы из Африки для нашей алюминиевой промышленности, никелевую руду с Кубы, вольфрамовую — из Китая. Если не вымрет население Нижнего Тагила, будем и впредь производить там едва ли не треть российского чугуна, стали и проката. Остается надежда, что и вся Европа (кроме Германии) будет и впредь оценивать пользу для себя от покупки товара с Первоуральского и Северского трубных заводов.

На Урале никогда не было крепостного права. И уровень рабочего класса и предпринимателей здесь повыше, чем в большинстве регионов России. Здесь неплохая транспортная сеть — вокруг Екатеринбурга есть аэропорты «Кольцове» и «Арамиль», автомобильные и железные дороги. В одном из подвалов Екатеринбурга хранится миллион триста тысяч банкнот уральских франков достоинством от трех до тысячи, отпечатанных в 1991 году в Перми. Такое вот желание на Урале иметь нормальную банковскую систему, самим вершить свои дела. Интересно, что в местном преступном мире верховодят только русские группировки, не смогли здесь развернуться «авторитеты» из южных республик — случай совершенно уникальный для СНГ. Мечтают уральцы о СЭЗ, с 1990 года просят у Москвы разрешения создать ее на территории пригородных районов Екатеринбурга, а также городов Березовский и Арамиль, Белоярского района и поселка Заречный. СЭЗ «Ноо- полис» была бы чем-то вроде бестаможенной зоны международного аэропорта Шеннон в Ирландии.

Читайте также  Шестьсот гектаров проблем

Люди, которые на улицах своих городов иностранца живого увидели впервые лишь в 1992 году, учатся торговать с Западом. Для этого есть теперь новые отделе- ши Торгово-промышленной палаты в каждой из областей региона; каждое мало- мальски значимое местное предприятие сотрудничает с отделением ТПП. Эти консультанты специализируются на организации всевозможных выставок уральских и прочих товаров, владеют нужной информацией, с прессой работают, языки иностранные знают. Работники ТПП — профессиональные посредники международной торговли. Они сумели даже организовать Ассоциацию содействия развитию уральского региона — объединив усилия всех тех «шишек», которые с Урала переехали в Москву и там тоже заимели ценные связи и опыт общения в верхах.

«Урал— оборонный щит страны», «Екатеринбург — третья столица России». Такие изречения справедливы для уникального природного региона, цепочкой изрытых гор разделяющего наш континент на Европу и Азию. Весь практически промышленный потенциал Урала был ориентирован на «оборону». Делали здесь, конечно, всегда и миллионы холодильников, стиральных машин, электроплит, магнитофонов, радиоприемников. Предприятия ВПК выпускали мебель, автоматические линии для переработки сельскохозяйственной продукции, медицинское оборудование, компьютеры.

Уральский электрохимический комбинат совместно с американской корпорацией «Энгельхард» начали строить вблизи Екатеринбурга первый в России завод по производству нейтрализаторов автомобильных выхлопов. Так вместо применения разработанной на комбинате лучшей в мире технологии разделения изотопов, вместо производства электрохимических генераторов тока для космических аппаратов, вместо собственных!!) автомобильных нейтрализаторов сверхсекретный уральский «почтовый ящик» закупил не просто лицензию США на каталитические конверторы, но и приобрел патронаж всемирно известной фирмы. Американо-ро- сийские автомобильные катализаторы в количестве 2 млн. штук в год пойдут за границу. В Европе к 1995 году их ежегодная потребность достигнет 20 млн. штук в год. В США они уже используются два десятилетия и сократили вредные выбросы в атмосферу на 96%. Их применение имеет смысл лишь в сочетании с топливом, которое не содержит свинца. Росши планирует перейти на него в 1995 году.

Последние специальные машины военного назначения в марте 1992 года были собраны в производственном объединении «Пневмостроймашина» (г. Екатеринбург). Потом по лицензии американской фирмы «Бокэт» начали выпускать ежемесячно 1200 малогабаритных погрузчиков с 15 наименованиями сменных навесных орудий и агрегатов. Там же делают теперь отечественной разработки кровати для ожоговых больных.

Радиозавод «Форманта» (г. Качканар) в 1992 году снял с производства всю военную продукцию и переключился на выпуск телевизоров по лицензии швейцарской фирмы «Родстар», а также на совместное с японскими и германскими компаниями производство бытовых пылесосов и стиральных машин.

Электромеханический завод (г. Екатеринбург) уже снискал известность видеомагнитофонами и видеоплейерами, выпускаемыми совместно с фирмой «Филипс». На очереди здесь совместный проект по производству кинескопов (1,5 млн. в год) для цветных телевизоров и лазерных компакт-дисков.

Тем не менее жизнь доказала, что западные фирмы не могут быть спонсорами для всех предприятий ВПК. Благодетелей всегда меньше, чем нуждающихся. У Москвы денег нет, ранее сделанные центром военные заказы теперь остались неоплаченными, идет резкое сокращение персонала, растут безработица и социальное напряжение. В одной только Свердловской области 30 тыс. уральцев вернулись живыми с войны в Афганистане. В Уральский военный округ начали прибывать войска из стран бывшего соцлагеря и ближнего зарубежья. Жить негде ни «афганцам», ни нынешним офицерам. И тех и других объединила решимость добиться того, что им обещали власти, — жилья, пенсий, земли, свободы от налогов и т.д. Напуганное выступлениями «афганцев», правительство России стало выделять Екатеринбургу целевые кредиты на строительство жилья. Но кто в Москве знает, что в Екатеринбурге не менее миллиона человек живет в трущобах. Не случайно же весной 1991 года большинство жителей Свердловской области, единственные в РСФСР, отказались проголосовать на всесоюзном референдуме «за обновленный Союз». Когда Б. Ельцин вел свою избирательную кампанию по выборам в депутаты Верховного Совета России от Свердловска, он делал упор на необходимость поддержать движение «За Уральскую республику». В июне 1991 года Председатель Верховного Совета РСФСР подписал распоряжение об образовании ассоциации экономического взаимодействия ряда областей Уральского региона. К тому времени начали свою работу и «Уральский парламент» — региональная ассоциация областных Советов народных депутатов, — и Уральский Внешторгбанк. Все руководящие структуры Уральского экономического сообщества «Большой Урал» находятся в Екатеринбурге. Главная цель уральцев, — избавиться от плотной опеки Москвы и платить ей меньше налогов. Практика колониального грабежа должна наконец закончиться.

В 44 городах Свердловской области проживает 90% от почти 5-миллионного населения области. Может быть местные умельцы и спасут себя. Перестала российская армия заказывать находящийся у нее на вооружении тяжелый мотоцикл с коляской из города Ирбит — пожалуйста, покупай теперь кто хочет. Такого типа мотоциклы выпускались для армии гитлеровского рейха в Германии 5-6 десятилетий назад. Испанцы не одну тысячу купили «Ирбитов» — где еще такое «ретро» увидишь за 1,5 тыс. долларов: с задним ходом, с грузоподъемностью 200-300 кг, без всякой там электроники, супертехника 30-х годов нашего века. В СССР такие же примерно мотоциклы для военных и гражданских делали еще и в Киеве («Днепр» или «К- 750», эти были «слизаны» с германского аналога прямо один к одному, вся советская милиция на них ездила).

В Екатеринбурге коммерческое предприятие «Аверон» выпускает теперь для стоматологов электровакуумные печи для обжига фарфора и металлокерамики — три модели печей и семь их модификаций, одну из которых «Аверон-007» сумели продавать за границей: в Венгрии такие печи вдвое Дороже уральских. Фирма наладила производство на оборонных заводах и Другой стоматологической техники, организовала свои торговые филиалы в десятке городов России, Украины и Узбекистана.

Институт физики металлов Уральского отделения РАН в Екатеринбурге разработал несколько бронежилетов скрытого ношения весом до 5 килограммов. Госпредприятие «Вектор» дает рецепт получения отливки толщиной 0,6 мм — аналогов такой технологии в мире нет. Уральский политехнический институт создал систему охраны: миниатюрные видеокамеры «смотрят» через Дверной глазок и даже в полной темноте автоматически поднимают тревогу, если в зоне обзора произошло движение. На «Уралтрансмаше» прежде выпускали самоходные артиллерийские установки, сегодня — «всепролазную» технику. АО «Пневмостроймашина» прежде работало на космос и атомный подводный флот, теперь делает сельскохозяйственную малогабаритную технику и узлы к ней. Уральский приборостроительный завод еще вчера был «военным» на 100%, а сегодня скооперировался с родственными гражданскими предприятиями электроники в Словении и Китае.

С июля 1994 года Агентство США по международному развитию на американские же деньги содержит в Екатеринбурге центр предпринимательства — обучение, консультации, поиск партнеров по бизнесу и инвесторов, встречи и предоставление услуг банков данных и электронной почты, организация стажировок и прочих поездок. Естественно, что есть и спутниковая связь, и американские сотрудники владеющие русским языком и живущие теперь на Урале. В том же году начало свою работу в Екатеринбурге, — в реконструированной усадьбе XIX века, памятнике архитектуры (фасад здания остался неизменным) — Генеральное консульство США.

Один из крупнейший немецких банков Dresdner Bank AG при содействии администрации Свердловской области предложил уральским банкирам и предпринимателям приобрести в собственность немецкие предприятия на территории бывшей ГДР, традиционно ориентированные на восточный (российский) рынок. Такая собственность на территории ФРГ позволяет нашим владельцам использовать ее в качестве залога при получении кредита. Российские фирмы покупали предприятия в Саксонии и за 1 марку, но при этом давали обязательство сохранить все рабочие места и инвестировать в производство несколько миллионов немецких марок. Такую же сумму вложило в данные предприятия и правительство Саксонии. При этом предприятия остались в полной собственности русских владельцев, а правительственные деньги возвращать не надо. Dresdner Bank вместе с французским Banque Nationale de Paris часто присылает своих представителей с целью налаживания постоянного сотрудничества банков Среднего Урала, Германии и Франции, с целью обучения персонала российских банков.

В Екатеринбурге уже есть свой постоянный выставочный комплекс и соответствующая фирма «Уралэкспоцентр». На выставке «Уралэколопи-93» выгодные контракты заключили немецкие фирмы Strolein (монтаж лабораторий по контролю окружающей среды на общую сумму в 2 млм марок) и Spectro Analytical Instruments (поставка спектромеров для контроля чистоты материалов сумму в 2 млн. марок), мировой лидер в своей отрасли Optical Disk Manufacturing Equipment (продал на 20 млн. марок оборудование для производства лазерных дисков Уральскому электромеханическому заводу в Екатеринбурге), а также Уральский НИИ по переработке древесины (70 предприятий пожелали купить оборудование по производству кирпичей из опилок).

Эксперты ЕС в рамках программы TACIS (техническое содействие содружеству независимых государств) месяцами изучали десятки магазинов и фермерских хозяйств, бывших совхозов и баз Свердловской области и, наконец, выбрали себе объекты для демонстрации выгодности предлагаемых технологий. На базе агрофирмы «Балтым» взяли две теплицы по 500 квадратных метров, заменили там зараженную почву, установили системы для полива, отобрали новые сорта огурцов и томатов. Первый урожай огурцов 1994 года превысил традиционный в 4 раза. В качестве демонстрационного объекта по производству картофеля эксперты ЕС избрали совхозы «Первоуральский» и «Мезенский», а также привезли бесплатно оборудование для мясного и молочного магазинов, которые также будут поначалу эксплуатировать сами. По поручению и на деньги ЕС итальянская фирма два года изучала молочный сектор Свердловской области, а бельгийская фирма — мясной. Они разработали предложения по реконструкции, сделали оценку капиталовложений, а также составили инвестиционный меморандум. В рамках программы TACIS по Свердловской области в 1994 году были продолжены бесплатные для нас проекты по изучению плодоовощного сектора и кормопроизводства, по проведению приватизации в сельском хозяйстве.

В 1992 году администрации ряда уральских городов создали ассоциацию «Большой Урал» для координации действий на внешнем рынке. Год спустя коллегиальное руководство ассоциации подписало меморандум и наметило долгосрочные экономические программы по восстановлению экономических связей с Венгрией, Словакией и Польшей.

С 1992 года обосновалась в Брюсселе акционерная российско-бельгийская компания «Урал-трейд»: закупает на западных рынках одежду и продовольствие на бартерной основе, устраивает выставки уральских товаров на территории Российского торгового представительства в Брюсселе. Тот же Екатеринбург часто выступает и с другого рода инициативами: берет полторы сотни уральских директоров и предпринимателей, банкиров и чиновников и везет их на несколько дней в Париж, Каир, Дели, Лагос, Кейптаун. Предварительно во всех соответствующих посольствах РФ открываются выставки уральских товаров и технологии, оповещаются пресса и местные деловые круги. Власти Свердловской области стремятся создать у себя благоприятные условия для иностранных инвестиций, в 1993 году в области было уже 130 предприятий с долей иностранного капитала, работали 18 торговых представительств зарубежных фирм. В 1993 году в Лагосе открылось постоянное представительство уральского делового центра. В нигерийском городе Аджао-куте уральцы строят металлургический завод и считают, что именно их усилиями торговый оборот между Россией и Нигерией можно поднять с нескольких сотен миллионов долларов в 1993 году до 3,5 млрд, долларов в 1995 году. Уральские и нигерийские эксперты считают такой прогноз реальным. Деловые центры для содействия прямых торгово-экономических контактов открылись в Дели и Екатеринбурге, после проведения в Дели в 1992 году дней Свердловской области.

Урал может выжить, так как еще сохранились все 40 НИИ Уральского отделения РАН, раскиданные по всему огромному региону, не только в областном центре. В 1993 году Екатеринбург получил на свою академическую науку от Ливерморской лаборатории (США) 1,5 млн. долларов — американцы заказали 50 исследований, из которых 5-6 могут превратиться в технологии. Жалко, конечно, что в 90-х годах 300 институтов РАН финансируются все вместе как один затрапезный университет в США. Уезжают лучшие ученые на Запад не только из Москвы и из Екатеринбурга. Многие переходят в коммерческие структуры. Все Уральское отделение РАН имеет такое же финансирование, как лаборатория из 60 человек в штате Южная Каролина, с которой сотрудничает академик Геннадий Месяц из Екатеринбурга. Но… — в бюджете Свердловской области впервые теперь появилась строка «наука» и шеф УрО РАН Месяц считает своей обязанностью приглашать в Екатеринбург и помогать самым талантливым ученым из Прибалтики, Закавказья, Средней Азии — в этих регионах наука просто развалилась, деградировала. По инициативе академика Месяца в области Демидовский фонд создали — для поддержки науки со стороны коммерческих структур. Такое же положение и в других областях и республиках Урала. Есть там еще при малых денежных средствах настоящие ученые — в Миассе (Челябинская область) обыкновенный доцент Чесноков открыл 19 минералов; в Перми есть великолепный Институт экологии и генетики микроорганизмов. Но с нынешним уровнем финансирования РАН и высшей школы наука в России перестанет существовать и через 10 лет по научному потенциалу мы будем на уровне развивающейся страны.

Екатеринбург стараниями военных в 1979 году подарил согражданам вспышку сибирской язвы. В 1989 году в Свердловской области студенческие сельхоздесанты начала косить совершенно не известная болезнь. В 1993 году на Урал буквально обрушились кровососущие насекомые, в том числе и ранее невиданных размеров комары, а также огромное количество энцефалитных клещей. Последние медленно мигрируют с Дальнего Востока в Европу и в 1993 году впервые пересекли границу Азии. Растет количество давно забытых медиками заболеваний. Появились тиф, полиомиелит, даже давно считавшаяся музейной чума. Екатеринбург захлестнула волна беженцев из Средней Азии. Соответственно растут социальные заболевания: туберкулез, сифилис, чесотка. Но и без этих напастей людям нашим приходится страдать от безграмотности предшествовавшего поколения своих руководителей. Стараниями последних имунная система человека подрывается наличием полусотни вредных химических веществ и соединений в обыденных вещах и продуктах — палас, линолеум, стиральный порошок, полиэтиленовый пакет, строительный материал, лакокраски и т.д. должны быть качественными. Все поголовно продовольственные товары не должны быть переполнены удобрениями или вредными добавками, красителями, или быть «второй свежести». Нищета и бескультурье губят не только уральцев. Чтобы решить проблемы онкологии на всем Урале, надо в год делать 2,5 тысяч операций. На средства Свердловской области строится в Екатеринбурге региональный онкологический центр. В соседнем Кургане есть знаменитый елизаровский центр травмотологии и ортопедии. Уфа, Пермь, Челябинск также будут развивать свои направления.

Свердловск-Екатеринбург, это как бы вроде Америки в СССР. В главный город на Урале, в 30-е годы нашего века, когда он стал пересыльным пунктом, сумели попасть элитные представители творческой интеллигенции. В 40-е годы, с эвакуированными сюда предприятиями, город пополнился кадровыми рабочими, технической интеллигенцией высшей квалификации. И сегодня в Свердловской области — скопление зон, лагерей и колоний. В одном только маленьком Нижнем Тагиле их три. Освободившись, многие из этих короткостриженных и татуированных людей остаются на Урале. Все эти категории населения и их потомки относятся к развалу СССР или даже России вполне спокойно.

В Екатеринбурге нет нормально асфальтированной дороги даже до аэропорта, хотя стараниями югославов и канадцев там и идет строительство зданий для международных авиасообщений. Местная чиновная элита и нувориши — полицейские и воры — имеют загородные виллы в одном и том же благословенном уголке «Уральской Швейцарии» — курортном местечке Сы-серть, в получасе езды от Екатеринбурга. Среди туристов и приезжих знаменит Урал тем, что теперь здесь вовсю торгуют знаменитыми уральскими полудрагоценными камнями и ювелирными изделиями из них. Маленький городок Каменск-Уральский известен своим Синарским месторождением агатов. Завод «Русские самоцветы» в Екатеринбурге и сотни местных кооперативов выпускают чудесные поделки из камней, которые встречаются в мире только на Урале. За 4 последние года при Свердловской киностудии решением Правительства РФ сделали десятки художественных и документальных фильмов малых народов и народностей России от Адыгеи до Чукотки.

Добавить комментарий